Собаки не говорят

Назвать собаку Егор все равно, что назвать ребёнка Рэкс. В этом чувствуется попрание устоев. Как только я это понял, так сразу собаку Егором и назвал.

— Егорушка, вонючая тварь, прекрати жрать ворону, — кричу, проходя мимо переполненной детьми и молодыми женщинами детской площадки.
— Лучше вообще без отца, чем с таким! — слышу в ответ.
Но это сейчас нам весело. А прошлой зимой, когда шёл снег, а я в магазин за бутылкой Егермейстера, будущему Егору было не до мелких провокаций. Как настоящий джентльмен он был занят тем, что собирался умереть на ступеньках ликеро-водочного магазина. Я поскользнулся. Наши глаза встретились в моем полёте. Спустя секунду в левой половине моего туловища что-то забилось от любви, в правой — от удара об асфальт.

Егор был настолько слаб, что напоминал не собаку, а мышь. Поэтому бутылка так и не купленного Егермейстера пошла в счет оплаты трёх капельниц, пяти уколов, и одной огромной таблетки от глистов. Чуть позже — стала основой собачьего имени.

Следующие три месяца я созерцал непрерывное чудо. Гречка, курица, творог превратили заморыша в толстую и наглую собаку. Поняв, что в наглую, я попробовал дрессировать Егора. Нанял для этого женщину. На фотографии в объявлении дрессировщица смотрела вдаль в окружении трёх покорных овчарок.

— Вы знали, что собаки бывают умственно отсталые? — спросила женщина после первого занятия. В голосе чувствовалась обида.

Егор не признал в ней вожака. Он и во мне его не очень-то признавал. Вожаком Егора был его урчащий пузень. Пузень скомандовал — Егор подвинул стул к плите. К стулу придвинул пуфик. Этот пьедестал вознёс Егора к сковороде с куриными крыльями. Егор их съел.
Женщина скомандовала сидеть — Егор удрал в кусты. 19 раз подряд.

На 20-ый раз я сам сел. Чтобы приободрить женщину.
— В хозяина, — не приободрилась женщина и ушла к своим овчаркам. Готовить их к поступлению на физмат.

С тех пор Егор невоспитанный.

Сразу скажу — это не та история, где собаки говорят. Это жизнь. В ней собаки лают, линяют, воняют и жрут дорогие беговые кроссовки. Собаки вообще не говорят. Если ты трезв и твёрд взглядами. Истории о говорящих котах и собаках, которые с разной степенью успешности загружают в интернет безработные 30-летние мужчины, того же рода, что и мои миниатюры на детской площадке – робкие попытки привлечь внимание молодых женщин.

Да, собаки не говорят. Но всякий, кто долго живет с собакой, не нуждается в её пространных монологах о бытие и обворожительных сучках.

— Вот это крошка ану иди сюда гав-гав ррр смотри какой я красавчик оп-оп вуф.

Зачем мне это? Я и так это понимаю. Уверен, что и Егор понимает меня.

— Тварь пузатая, лохматый крокодил, мелкий ублюдок, говноед, — Егор даёт мне возможность произносить все эти фразы в людных местах. Прохожие смотрят на Егора, потом на меня, и улыбаются. Со мной трудно не согласиться. Я умею формулировать. Потому что Егор – маленькая собака с большой харизмой. Белобрысый, шерстяной, коротколапый, с маленькой головой и бочкообразным тельцем. Поросенок в шкуре мопса. Глядя на Егора, я понимаю, что в тот зимний вечер должен был идти не за Егермейстером, а за сардельками.

Егор — party animal. Наш двор-колодец – маленькая сцена для его представлений. Фигурально выражаясь. Потому что люди, наряжающие своих собак в одежду, после смерти превращаются в моль. Вот Егор выбегает на своих мини-лапах из подъезда, и его любят и мизантропствующие пенсионеры. И мужички, застрявшие с банкой пива в перилах социальной лестницы. И владелец черного Гелендвагена. И его охрана. А дворовые дети вообще однажды пытались украсть Егора.

C Егором можно сходить в магазин. Только не в мясной отдел. В мясном отделе Егор превращается в вампира на дне донора. В парикмахерскую можно. В кино нас не пустили, но прошлой весной мы с Егором ездили в Харьков. На поезде. На похороны моей тётки. Все было штатно, пока попутчики-дембеля не достали копчёную курицу. Но это отдельная история. Сентиментальная. Со стрельбой в тамбуре.

И перед тем как отправиться с Егором на ежевечерний моцион по самым непролазным кустам, скажу еще одну вещь. Найдёшь собаку — найдёшь в себе человека. Носков больше не найдёшь. И беговых кроссовок. Тем не менее, это будет выгодный гешефт. Себя же я нашёл. Вот он я. В счастливых глазах собаки Егора.

— Какими лилипутами ты зачат? Такой небольшой и такой неуклюжий.
— Роскошными лилипутами.

Ах да. Собаки же не говорят.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Собаки не говорят